Вильям Шекспир

 

Трагическая история Гамлета, принца датского

 

Действующие лица

 

Клавдий, король датский.

Призрак Гамлета-старшего, покойного короля.

Гертруда, королева датская, вдова бывшего и жена нынешнего короля.

Гамлет, принц датский, сын бывшего и племянник нынешнего короля.

Полоний, лорд-канцлер.

Лаэрт, сын Полония.

Офелия, дочь Полония.

Горацио, друг Гамлета.

Придворный.

Секретарь Клавдия.

Озрик.

Пират.

Дурак.

 

Место действия — Эльсинор.

 

Действие первое

 

Входит дурак с лопатой.

 

ДУРАК

(поет)

Пока растет в саду газон,

Идет за годом год.

Один сезон, другой сезон,

Глядишь — и жизнь пройдет.

 

Входят Клавдий, Гертруда, Гамлет, Полоний, Лаэрт и Офелия.

 

КЛАВДИЙ

С тех пор как горячо любимый брат

Наш, Гамлет, неожиданно скончался,

Вся Дания печально замерла,

Как в траурном строю на панихиде.

 

Входят с разных сторон Горацио и призрак.

 

ДУРАК

(к Горацио)

Молчи! Смотри туда: вот он идет!

Похож на короля, ты не находишь?

 

ГОРАЦИО

Похож, и даже очень. Я боюсь.

 

ДУРАК

Задай вопрос. Горацио, смелее.

 

КЛАВДИЙ

Но жизнь берет свое, и нам пора,

Отдав печали дань, всерьез подумать

О нас самих и будущем страны.

Мы приняли решенье — королеву,

Ту, что еще вчера была сестрой,

Наследницу воинственной державы,

Пытаясь для приличия таить

Пред памятью покойного ту радость,

Что безраздельно охватила нас, —

Взять в жены. Никогда бы не рискнули

Мы совершить столь дерзновенный шаг,

Когда бы не всеобщая поддержка.

 

ГОРАЦИО

(призраку)

Кто ты такой, что в этот поздний час

Гуляешь тут в воинственном наряде

Сошедшего в могилу короля?

Ответь мне — заклинаю небесами.

 

ДУРАК

Обиделся. Смотри: пошел назад.

 

ГОРАЦИО

(призраку)

Стой! Отвечай, прошу тебя, ответь мне!

 

Призрак уходит.

 

ДУРАК

Ушел — и отказался отвечать.

 

КЛАВДИЙ

Теперь настала очередь Лаэрта:

О чем вы нас хотели попросить?

Любая просьба к датскому престолу —

Сигнал для короля, что не сумел

Он в должной мере проявить заботу

О подданных. Как сердцу — голова,

А руки рту прислуживать готовы,

С таким же рвеньем сам готов служить

Я вашему отцу. В чем ваша просьба?

 

ЛАЭРТ

Я бы хотел вернуться, государь,

Во Францию, откуда торопился

На вашу коронацию успеть, —

И вот теперь, гражданский долг исполнив,

Я вновь в плену у мыслей и надежд,

Которые зовут меня обратно.

 

КЛАВДИЙ

А что отец на это говорит?

 

ПОЛОНИЙ

Я, сколько было сил, сопротивлялся,

Но в результате он меня добил,

И я решил, что проще согласиться,

Чем спорить с невменяемым. Пускай.

 

КЛАВДИЙ

Раз так, Лаэрт, — желаю вам удачи.

Потратьте время с пользой для себя.

 

ДУРАК

Горацио, какие впечатленья?

 

ГОРАЦИО

Я не поверил бы, свидетель Бог,

Когда не подтвердили бы все это

Мои глаза.

 

ДУРАК

На короля похож?

 

ГОРАЦИО

Как ты сам на себя.

Все это очень странно.

 

ДУРАК

Точно так

Уже два раза в это время ночи

Он совершал торжественный проход.

 

Горацио и дурак уходят.

 

КЛАВДИЙ

Ну, а теперь — мой брат и сын мой, Гамлет…

 

ГАМЛЕТ

Не сын, не брат, не твой и не теперь.

 

КЛАВДИЙ

Какая туча над тобой нависла?

 

ГАМЛЕТ

Да нет, скорее солнце бьет в глаза.

 

ГЕРТРУДА

Не умничай, веди себя прилично:

Ты разговариваешь с королем.

Кончина твоего отца — не повод

Уйти в себя, на все махнув рукой.

От жизни к смерти вечное движенье

Разрешено лишь в этом направленье.

 

ГАМЛЕТ

Все это так.

 

ГЕРТРУДА

Раз нет пути назад,

Что означает твой потухший взгляд?

 

ГАМЛЕТ

Мадам, как вы сказали — «означает»?

Что может «означать» мой темный плащ,

Наброшенный на черную одежду,

Или дыханья учащенный ритм,

Глухие стоны, звучные рыданья,

Или удары в стену головой,

Или другие виды, жанры, формы

Печали, скорби, горя и тоски?

Ведь это все — актерское искусство,

А на дверях души стоит печать

И ничего не хочет «означать».

 

КЛАВДИЙ

Одно из ценных свойств твоей натуры —

Уменье долг отцу платить сполна,

Но, Гамлет, ведь и твой отец когда-то

Сам потерял отца, а также дед,

И прадед также — все носили траур

Положенное время, но нельзя

Лоб расшибать себе, моляся Богу.

Не раскисай, держи себя в руках:

Не проявляй излишнего упрямства

И заподозрить не давай себя

В инфантилизме и дурных манерах.

Зачем с упорством детским отрицать

Действительность того, что очевидно

И всем давно известно? Это грех.

Грех перед небом, грех перед умершим,

Перед природой, основной закон

Которой состоит в круговращенье

Веществ, включающем земную жизнь

В свой вечный цикл рожденья и распада,

Положенного всем: так быть должно.

Пожалуйста, забудь свои обиды

Бог весть на что и относись ко мне,

Как к своему отцу, — я объявляю

Тебя при всех наследником своим

И обещаю почитать как сына.

Твое желанье снова в Виттенберг

Уехать на учебу я считаю

Нецелесообразным и прошу

Прислушаться к отцовским настояньям

И передумать: ты мне нужен здесь —

Как сын, как брат, советник и наследник.

 

ГЕРТРУДА

Мой сын, не заставляй себя просить:

Не езди в Виттенберг, останься с нами.

 

ГАМЛЕТ

Мадам, я вам послушен, как всегда.

 

КЛАВДИЙ

Вот вам ответ, достойный принца крови.

Вся Дания твоя. — Прошу, мадам.

Своим осознанным решеньем Гамлет

Дает сигнал всеобщим торжествам.

Пусть с каждым осушаемым бокалом

Ударит в небо орудийный залп,

И каждый тост наш, обращенный к небу,

Подобно грому прогремит. — Идем.

 

Уходят. Входят Лаэрт и Офелия.

 

ЛАЭРТ

 

В погрузку сдан багаж — пора прощаться:

Как подвернется случай, не зевай,

Сестра, спеши поймать попутный ветер

И мне депешу отправляй.

 

ОФЕЛИЯ

Да-да.

 

ЛАЭРТ

О Гамлете всерьез предупреждаю:

Его к тебе возникший интерес —

Любовная интрижка, приключенье,

Имеющее целью подтвердить

Его способность пользоваться спросом,

И больше ничего.

 

ОФЕЛИЯ

Совсем?

 

ЛАЭРТ

Совсем.

Мужчина отдается нежным чувствам,

Не думая, к чему они его

Обязывают и какие чувства

Испытывает женщина к нему.

Сегодня он в любви к тебе уверен,

А завтра — глядь — женился на другой,

И не по легкомыслию, а только

Лишь потому, что долг свой осознал.

Своим страстям он не имеет права

Потворствовать, когда в его руках

Ключи от состоянья государства.

Он выбирает каждый раз не то,

Что хочет сам, а что ему диктует

Необходимость, и когда тебе

В любви клянется, знай, что можешь верить

Ему настолько, сколько у него

Возможностей свободного маневра

В пространстве государственных забот.

Пора тебе понять, чем ты рискуешь,

Развесив уши для его лапши,

Тем более — поддавшись настояньям

И с ним вступив в порочащую связь.

Офелия, задумайся об этом,

Уйди в глубокий тыл любовных чувств

И пережди атаку бурной страсти.

Не стоит подставляться под удар

И становиться поводом для сплетен.

Желающие налепить ярлык

Не станут разбираться, где тут правда,

Где домыслы, а будут укорять

Тебя во всем, в чем ты не виновата,

И ты не смоешь грязное пятно,

В которое все будут тыкать пальцем.

Неосторожность — тупиковый путь:

Что потеряешь, больше не вернуть.

 

ОФЕЛИЯ

В своем педагогическом таланте

Не сомневайся, мой достойный брат,

И не бери пример с дурных пророков,

Которые готовы показать

Другим дорогу в рай, а сами ходят

В том направленье, что ведет как раз

Обратно.

 

ЛАЭРТ

За меня не беспокойся.

Но время истекло. Вот и отец.

 

Входит Полоний.

 

Благословленный дважды — дважды счастлив.

В двойном прощанье вдвое больше вес.

 

ПОЛОНИЙ

Ты здесь еще, Лаэрт, — тебе не стыдно?

Уже погонщик-ветер натянул

Поводья парусов, а ты все медлишь.

Прими благословенье и учти

На будущее вот что. Прежде думай,

Чем что-нибудь сказать иль совершить,

Не будь заносчив — и не будь навязчив,

Учись располагать к себе людей,

В которых явно заинтересован,

И времени напрасно не теряй

На тех, кто вряд ли пригодится. Бойся

Ненужных столкновений, но когда

В конфликт вступаешь — пусть тебя боятся.

Побольше слушай — меньше говори,

Чужое мненье принимай, не споря.

Составь себе приличный гардероб,

Не экономь и не гонись за модой:

Твой стиль в одежде — пропуск в высший свет,

А Франция, служительница вкуса,

Как женщина, придирчива во всем.

В долг не бери и не давай другому,

А то исчезнут деньги вместе с ним —

Не приучай себя к ненужным тратам.

Всегда старайся уважать себя,

И, как за ночью наступает утро,

Научишься ты уважать других.

Прощай и все обдумай по дороге.

 

ЛАЭРТ

Уже в пути — и думать тороплюсь.

 

ПОЛОНИЙ

Тебя давно все ждут — лимит исчерпан.

 

ЛАЭРТ

Прощай, Офелия, и не забудь,

Что я сказал.

 

ОФЕЛИЯ

Твое предупрежденье

Закрыто в памяти моей на ключ,

И он — в твоих руках.

 

ЛАЭРТ

Ну что ж, до встречи.

 

Уходит.

 

ПОЛОНИЙ

О чем Лаэрт тебя предупреждал?

 

ОФЕЛИЯ

Мы с ним о Гамлете вели беседу.

 

ПОЛОНИЙ

Ну, слава Богу: я и сам хотел

Спросить, насколько достоверны слухи

О том, что Гамлет стал приударять

Активно за тобой, а ты не против,

И, если правда то, что говорят, —

Предостеречь, пока еще не поздно,

Тебя от необдуманных шагов

И уберечь от пагубных последствий.

Как далеко зашло у вас? Колись.

 

Входит Гамлет.

 

ГАМЛЕТ

(в сторону)

Чем жить в оковах собственного тела,

Я, выйдя из него, порвал бы их,

Когда бы знал, что за такую вольность

Не попаду в оковы пострашней.

 

ОФЕЛИЯ

(Полонию)

Он мне привел немало доказательств

Своей любви.

 

ПОЛОНИЙ

Любви? Тебе? Привел?

Ты мыслишь, как наивная простушка,

Которой каждый может «доказать»,

Прости за грубость, все, что пожелает.

 

ОФЕЛИЯ

Милорд, что вы имеете в виду?

 

ПОЛОНИЙ

Я объясню: любовь — не теорема,

В любви все «доказательства» — обман,

Всего лишь средство к достиженью цели,

А цель известна — обольстить тебя

И «доказать» тебе твою же глупость.

 

ГАМЛЕТ

(в сторону)

Каким бездарным и бесперспективным

Мне кажется весь этот дивный мир!

Плевал я на него! Как в огороде

Запущенном, — сплошные сорняки

Повсюду. Надо ж было докатиться:

Двух месяцев, как умер, не прошло, —

Король, который с нынешним в сравненье —

Как свет и мрак; любивший мать мою

Так неотступно, что боялся ветер

С ней слишком фамильярно обойтись;

Она сама к нему пылала страстью

Столь явной — никому бы не могло

И в голову прийти, что через месяц —

О женщина, какая же ты дрянь! —

Все в тех же модных туфлях по сезону,

В которых шла за гробом вся в слезах,

Как Ниобея, — что она — о Боже! —

Сменить партнера даже дикий зверь

Так быстро не сумел бы! — выйдет замуж

За дядю моего, что со своим

Покойным братом схож, как я с Гераклом.

 

ОФЕЛИЯ

(Полонию)

В своих речах он не переходил

Границ приличия…

 

ПОЛОНИЙ

Да, не хватало

Еще, чтоб он границы перешел.

 

ОФЕЛИЯ

…И многократно клялся небесами

В серьезности намерений своих.

 

ПОЛОНИЙ

Капкан с приманкой! Я в былые годы

Сам не дурак был клятвы раздавать.

Намеренье — охотничья собака:

Она послушно загоняет дичь

Для своего хозяина, который

В последний миг командует: «Назад!»

Не продавайся за такую цену

И впредь не соглашайся просто так,

А требуй заключенья договора.

У Гамлета гораздо больше прав,

Чем у тебя, поскольку он мужчина,

И, сам себя пытаясь обмануть,

Он клятвами готов тебя усыпать.

Офелия, остерегайся клятв:

Они, как брокеры фальшивых сделок,

Стараются изяществом манер

Завоевать доверие клиента.

 

ГАМЛЕТ

(в сторону).

Ее глаза еще обведены

Кругами черных слез, а темперамент

Уже торопит под венец, в постель,

Чтобы сравнить возможности двух братьев.

 

ПОЛОНИЙ

(Офелии)

Короче, так: с сегодняшнего дня

Своей отцовской волей запрещаю

Тебе встречаться с Гамлетом. Прошу

Распоряженье выполнять буквально.

 

ОФЕЛИЯ

Как скажете, милорд, вопросов нет.

 

Полоний и Офелия уходят.

 

ГАМЛЕТ

Да, это все не очень хорошо,

Но замолчи, язык — предатель сердца.

 

Входит Горацио.

 

ГОРАЦИО

Милорд, вы разрешите?

 

ГАМЛЕТ

Что за черт:

Горацио — чтоб с места не сойти мне!

 

ГОРАЦИО

Так точно, принц, — и ваш слуга навек.

 

ГАМЛЕТ

Мой друг — всегда, отныне и вовеки.

Горацио, но почему ты здесь?

А как же Виттенберг?

 

ГОРАЦИО

Я предпочел

Расширить круг научных интересов.

 

ГАМЛЕТ

Неубедительно: ты никогда

Не склонен был пренебрегать своими

Обязанностями и под любым

Предлогом уклоняться от занятий.

И Эльсинор тебе зачем? У нас

Преподают одну науку — пьянство.

 

ГОРАЦИО

Я здесь в связи с кончиной короля.

 

ГАМЛЕТ

Любезный друг, не надо издеваться:

Со свадьбой королевы — так точней.

 

ГОРАЦИО

Да, пауза была не слишком долгой.

 

ГАМЛЕТ

Чтоб дважды не заказывать банкет,

Объединили свадьбу и поминки.

Нет, лучше встретить черта в небесах,

Чем в этой жизни пережить такое.

Отец — его я вижу.

 

ГОРАЦИО

Где, милорд?

 

ГАМЛЕТ

В незримом мире моего сознанья.

 

ГОРАЦИО

Отец ваш был достойным королем.

 

ГАМЛЕТ

Что характерно — он был человеком.

Таких, как он, на свете больше нет.

 

ГОРАЦИО

Милорд, его я видел этой ночью.

 

ГАМЛЕТ

Кого ты видел?

 

ГОРАЦИО

Вашего отца.

 

Входит призрак.

 

ПРИЗРАК

Не удивляйся, а молчи и слушай,

Что я скажу.

 

ГАМЛЕТ

А для чего еще

Я здесь?

 

ПРИЗРАК

Чтоб отомстить.

 

ГАМЛЕТ

Кому? Ты шутишь?

 

Горацио уходит.

 

ПРИЗРАК

Я — твой отец, точнее — дух его,

Ночами выходящий на прогулку,

А днем приговоренный за грехи

Земные к исправительным работам.

Когда б в моей тюрьме мне не пришлось

Давать подписку о неразглашенье,

Я б столько фактов подлинных привел

О жизни там, где для живых нет места,

Что кровь твоя замедлила б свой ток,

Душа бы вывернулась наизнанку,

Глаза бы выпрыгнули из орбит,

А волосы, как иглы, встали дыбом, —

Но тайны вечности должны хранить

Все узники ее. Послушай, Гамлет:

Коль своего отца ты уважал…

 

ГАМЛЕТ

Час от часу не легче.

 

ПРИЗРАК

…За убийство

Его ты рассчитайся.

 

ГАМЛЕТ

За его

Убийство?

 

ПРИЗРАК

Да, и тот, кто это сделал,

Не больно-то красиво поступил.

 

ГАМЛЕТ

Нельзя ли поподробней? Чем скорее

Я все узнаю, тем быстрей смогу

Принять решенье.

 

ПРИЗРАК

Да, тебе придется

Вмешаться в это дело, если ты

Хотел бы верить в то, что ты способен

На что-нибудь серьезное. Так вот.

Считается, что в сонном состоянье

Я был в саду гадюкой умерщвлен, —

Страна покорно хлопает ушами

Под эту чушь, но ты обязан знать:

Гадюка, что отца тебя лишила,

Его корону носит на себе.

 

ГАМЛЕТ

Мой дядя! Как же я не догадался!

 

ПРИЗРАК

Я сам не догадался, что мой брат

Имеет виды на мою супругу

И что она готова уступить

Его неукротимому напору.

Да мне и в голову бы не пришло,

Что тот, кого всегда считали полной

Бездарностью, окажется в любви

Настолько одаренным, что сумеет

Одним ударом разрубить такой,

Как мне казалось, неразрывный узел,

Что связывал меня с моей женой

Венком взаимных брачных обязательств.

Но, видно, страсть диктует нам свои

Негласные законы поведенья,

И против них, похоже, не попрешь.

Но пробирает предрассветный холод —

Конец такой: пока в саду я спал

Средь бела дня в покое безмятежном,

Ко мне твой дядя тихо подошел,

Сжимая в потном кулаке лекарство,

И, ампулу стеклянную взломав,

Залил мне в ухо жидкость, что, подобно

Весенним водам, прорывает все

Плотины и преграды, заполняя

Собой пространство тела целиком

И смешиваясь с кровью, в результате

Чего и кровь выходит из границ

Своих сосудов, — так и получилось

Со мной: мгновенно действующий яд

Разрушил кровеносную систему,

И тело без души осталось — брат

Освободил меня в одну секунду

От жизни, от короны и жены,

Не дав мне осознать, что происходит,

Не дав покаяться в своих грехах,

Чтоб я не мог рассчитывать в небесном

Суде на оправдательный вердикт,

Да и кому расскажешь — не поверят.

Теперь одна надежда на тебя:

Ты не позволишь, чтобы проходимец

Похабил королевскую постель.

Но при любом раскладе, ради Бога,

Не трогай мать: со временем она

Сама во всем сумеет разобраться,

А если нет — не нам ее судить:

Ей и сейчас, я думаю, непросто.

Вот то, что я хотел тебе сказать.

Я обещал вернуться до рассвета —

Прощай, прощай! Не забывай меня.

 

Уходит.

 

ГАМЛЕТ

Вы слышите — да, вы — те, кто на небе,

И на земле, и глубже — под землей?

Спокойней, сердце, не дрожите, нервы:

Все хорошо. — Не забывать тебя? —

Клянусь — пока не поврежден склерозом

Вот этот шар. — Не забывать тебя?

Из сейфа памяти моей я выну

Все документы, сложенные там,

Все мысли, афоризмы и цитаты,

Что по отсекам распихала жизнь,

И лишь твою инструкцию оставлю

В амбарной книге мозга моего,

Перечеркнув ненужные страницы.

О женщина без сердца, о мерзавец,

Ублюдок с добрым взглядом! — В мой блокнот

Я должен записать, что первый признак

Типичного ублюдка — добрый взгляд,

И титул дать ему — ублюдок датский.

(Пишет.)

Все, дядя, вы занесены в реестр

Моих врагов — под рыцарским девизом:

«Прощай, прощай, не забывай меня», —

Клянусь.

 

Уходит. Входят Полоний и Офелия.

 

ПОЛОНИЙ

Ну, что, Офелия, на этот раз?

 

ОФЕЛИЯ

Милорд, клянусь — какой-то тихий ужас!

 

ПОЛОНИЙ

Где ужас, с кем, Господь тебя прости?

 

ОФЕЛИЯ

Представьте: я сидела за работой

И вдруг смотрю — принц Гамлет, сам не свой,

Расстегнут нараспашку, непричесан,

Сплошную рвань напялил на себя,

Издерган весь, с дрожащими губами,

С такой мольбой в глазах, как будто ад

Его отправил к нам парламентером, —

Как в сказке, предстает передо мной.

 

ПОЛОНИЙ

Любовь до помраченья?

 

ОФЕЛИЯ. Я не знаю, —

Боюсь, что да.

 

ПОЛОНИЙ

Он что-нибудь сказал?

 

ОФЕЛИЯ

Нет, ограничился лишь пантомимой:

Сначала за руку меня схватил,

Потом, поставив в вычурную позу,

Чуть отступил, прищуривая глаз,

И долго изучал критичным взглядом,

Как будто выбирал себе модель.

Когда ему все это надоело,

Он глубоко вздохнул, махнул рукой —

Похоже, чем-то был разочарован —

И к выходу направился, но вдруг

Ко мне лицом он снова повернулся

И взгляда больше так и не отвел,

Пока спиной вперед он в дверь не вышел,

Ни одного предмета не задев.

 

ПОЛОНИЙ

Пойдем-ка вместе — королю доложим.

Экстаз любовный может привести

К любым непредсказуемым порывам

Безумной страсти, что сама себя

Уничтожает, не найдя исхода.

Сочувствую тебе: быть может, он

Не пережил последнего отказа?

ОФЕЛИЯ. Отказа он еще не получил,

Но я, о вашем помня недовольстве,

С ним больше не общалась.

 

ПОЛОНИЙ

Вот ему

И поплохело. Тут моя ошибка:

Я думал, что тебя не любит он,

А только развлекается от скуки.

Но с возрастом мы склонны делать крен

Скорее в сторону перестраховки,

Чем допустить хоть небольшой, но риск.

Пойдем и королю про все расскажем —

Пусть будет в курсе: от любовных мук

Недалеко до наложенья рук. —

Входят Клавдий и Гертруда. Офелия уходит.

Итак, мой государь и королева,

Не буду долго рассуждать о том,

Что означает долг пред государем,

А постараюсь выполнить его.

Чем глубже мысль, тем проще изложенье,

А сложность — признак ложной глубины.

Я буду краток. Сын ваш — ненормальный.

Я вынужден его так называть,

Чтобы названье было подходящим.

Но суть совсем не в этом.

 

ГЕРТРУДА

В чем же суть?

 

ПОЛОНИЙ

Мадам, мы доберемся и до сути.

Что ненормален он, — безумно жаль,

И жаль, что ненормален он безумно.

Невольный каламбур прошу простить.

С терминологией договорились —

Теперь исследуем и сам предмет,

Который кажется нам беспредметным,

Хотя и не являясь таковым.

Таков наш вывод — и к чему ведет он?

Задумаемся.

Вы знаете, что у меня есть дочь.

Дочь, зная, что она моя, вручила

Мне это вот письмо — прошу судить.

(Читает.)

«Небесной, божеству моей души, соблазнительнейшей Офелии…» — это не самое удачное выражение, неточное выражение, «соблазнительнейшей» — это неточное выражение, но слушайте дальше. Вот:

(Читает.)

«Пусть ласкают ее прекрасную белую грудь эти…»

 

ГЕРТРУДА

Письмо от Гамлета?

 

ПОЛОНИЙ

Мадам, секунду:

Я все скажу — дослушайте меня.

(Читает.)

«Планет в небесной шири

Обманчив мерный ход.

Все — ложь в подлунном мире,

Одна любовь не врет.

О дорогая Офелия, я не владею размерами: мое дыхание не укладывается в нужную длину, но что я люблю тебя с безумной страстью, с невыразимой страстью, — поверь. Прощай. Твой до конца, любимая, пока этот ходячий механизм послушен ему, — Гамлет».

Вот что мне показала дочь моя,

В подробностях пересказав попутно,

Когда, где, как, в каких словах он ей

Пытался чувства выразить.

 

КЛАВДИЙ

И что же

Ответила она ему?

 

ПОЛОНИЙ

Вы мне,

Простите, склонны верить?

 

КЛАВДИЙ

Безраздельно.

 

ПОЛОНИЙ

Но как бы вы смогли мне доверять,

Когда бы, эту страсть поймав на взлете, —

А я ее заметил до того,

Как дочь мне рассказала все, — когда бы

Ее от вас посмел я утаить,

Себе оставив роль без слов и действий,

И за сюжетом стал бы наблюдать,

Как праздный зритель с широко открытым

От удивленья ртом? Нет, я сказал

Своей неискушенной юной леди:

«Одумайся, товар не по тебе,

Отстань от принца Гамлета», — и строго

Велел без разговоров лечь на дно,

Чтоб раз и навсегда пресечь контакты.

Мое внушенье принесло плоды,

И он, поняв, что здесь ему не светит,

Ударился в тоску, стал голодать,

Впал в истощенье от недосыпанья —

От этого случился нервный срыв,

Который и привел закономерно

К расстройству психики.

 

КЛАВДИЙ

Гертруда, что

Ты думаешь об этом?

 

ГЕРТРУДА

Все логично.

 

ПОЛОНИЙ

Бывало ли хоть раз, хочу спросить,

Когда мои слова «я так считаю»

Ошибочными оказались?

 

КЛАВДИЙ

Нет.

 

ПОЛОНИЙ

(показывая на свою голову и плечи)

Срубите это с этого, коль это

Неправда. Чтобы это доказать,

Готов я землю прокопать до центра.

 

КЛАВДИЙ

Как подтвердишь ты выводы свои?

 

ПОЛОНИЙ

Вы замечали — он по вестибюлю

Часами шляется один?

 

ГЕРТРУДА

И что?

 

ПОЛОНИЙ

В такой момент я дочь ему подсуну;

(Клавдию)

Мы с вами за портьерой постоим

И все узнаем: если он не любит

Ее и не отказом был сражен,

Я подаю в отставку и в деревне

Пасу свиней.

 

КЛАВДИЙ

А что, хороший план.

 

ГЕРТРУДА

Взгляните — ваш объект для изученья.

 

ПОЛОНИЙ

Скорее прочь, я умоляю, прочь:

Я должен действовать — не обижайтесь.

 

Клавдий и Гертруда уходят. Входит Гамлет с книгой в руках.

 

Как поживаете, любезный принц?

 

ГАМЛЕТ. Слава Богу, нормально.

ПОЛОНИЙ. Милорд, вы меня помните?

ГАМЛЕТ. Да, вы торгуете живым товаром.

ПОЛОНИЙ. Нет, милорд, вы ошиблись.

ГАМЛЕТ. Очень жаль: вы мне казались честным человеком.

ПОЛОНИЙ. Честным, милорд?

ГАМЛЕТ. Да, простите: я забыл, что в наше время быть честным — значит быть неудачником.

ПОЛОНИЙ. Это абсолютная правда, милорд.

ГАМЛЕТ. Уж если солнце, согревая своим любовным жаром дохлую собаку, оплодотворяет ее червями, то о какой честности… — У вас есть дочь?

ПОЛОНИЙ. Есть, милорд.

ГАМЛЕТ. Следите, чтобы она не лежала под солнцем: беременность желательна, но не во всех ситуациях, по крайней мере, для вашей дочери, — будьте бдительны, друг мой.

ПОЛОНИЙ (в сторону). Ну что тут скажешь? Просто помешался на моей дочери. А меня сначала и не узнал, решил, что я живым товаром торгую, — завело его, далеко завело: правду сказать, в его годы и я был в страсти необуздан, почти до такой же степени. Поговорю с ним снова. — Что вы читаете, милорд?

ГАМЛЕТ. Слова читаю — что же еще.

ПОЛОНИЙ. И каково содержание?

ГАМЛЕТ. Чье содержание?

ПОЛОНИЙ. Я имею в виду — содержание того, что вы читаете, милорд.

ГАМЛЕТ. Содержание вполне клеветническое: писатель-юморист утверждает, что у стариков седые бороды, что их лица покрыты морщинами, а глаза выделяют всякую гадость и что отсутствие ума сочетается у них с дряблостью ляжек. И хотя всему этому, сэр, я непреложно и неизбежно верю, публиковать это я считаю неприличным, и вы, сэр, непременно согласитесь со мной, когда будете в моем возрасте.

ПОЛОНИЙ (в сторону). Если это бред, то вполне логичный. — Милорд, здесь дует — не уйти ли вам с открытого пространства?

ГАМЛЕТ. В могилу, что ли?

ПОЛОНИЙ. Да, и правда: там пространство закрытое. (В сторону.) Как уместны отдельные его реплики! Везет же дуракам на сообразительность. Надо идти и постараться подстроить его встречу с моей дочерью. — Светлейший принц, вы разрешите вас покинуть?

ГАМЛЕТ. Разрешу, сэр, с легкостью, с какой я мало что бы мог вам разрешить.

ПОЛОНИЙ. Счастливо оставаться, милорд.

ГАМЛЕТ. Боже, как надоели эти старые придурки!

 

Полоний уходит.

 

Горацио!

 

Входит Горацио.

 

ГОРАЦИО

Вы звали, принц? Я здесь.

 

ГАМЛЕТ

Горацио, из всех моих знакомых

Довериться могу я лишь тебе.

 

ГОРАЦИО

Милорд…

 

ГАМЛЕТ

Я льстить тебе не собираюсь,

И что с тебя возьмешь-то, если весь

Твой капитал — душевное здоровье?

Что проку льстить такому богачу?

Услужливый язык пусть лижет руки

Тому, кто платит за любовь к себе,

Отчаявшись снискать ее бесплатно.

Тебя свободно выбрала моя

Душа, когда решила сделать выбор

По собственному вкусу: ты страдать

Умел, другим не принося страданий,

И равно был признателен судьбе

За похвалу и за хулу — счастливец,

Чей разум с чувствами не на ножах

И не в руках Фортуны, что на чувствах

Чужих играет музыку свою.

Найди такого же, как ты, кто б не был

Рабом страстей, — я помещу его

С тобою рядом — в сердцевине сердца.

Так вот. Заезжие актеры разыграют

Сегодня перед королем спектакль,

Почти буквально воспроизводящий

Картину смерти моего отца.

Когда начнется сцена отравленья,

Прошу тебя, во все глаза смотри

На дядю моего, и, если сможет

Он до конца спокойно досидеть, —

Клянусь тебе — наш инфернальный призрак

Над нами посмеялся, и дурак,

Кто к призракам относится серьезно.

Две пары глаз надежнее одной:

Для достоверности эксперимента

Удвоим результаты.

 

ГОРАЦИО

Да, милорд:

Спектакль покажет то, что он покажет,

А если нет, — то, значит, я ослеп. (Уходят.)

 

Входят Клавдий, Гертруда, Полоний и Офелия.

 

КЛАВДИЙ

Гертруда, должен Гамлет появиться

С минуты на минуту — мы его

С Офелией сведем в одном пространстве

И, спрятавшись с ее отцом, как два

Агента, выполняющих заданье,

По поведенью Гамлета в такой,

Вполне непринужденной, обстановке

Поймем, любовь ли мучает его

Иль что-нибудь еще.

 

ГЕРТРУДА

Не буду спорить.

 

Входит Гамлет.

 

ГАМЛЕТ

(в сторону)

Вопрос стоит предельно четко: быть

Или не быть — склониться под давленьем

Враждебных обстоятельств или дать

Сраженье обезличенной стихии

И пасть в неравной битве — умереть

Уснуть — и навсегда освободиться

От тягостной заботы о своей

Изношенной телесной оболочке.

 

ГЕРТРУДА

(Офелии)

И если выбит он из колеи

К тебе, Офелия, своим влеченьем, —

Надеюсь, ты вернешь его на путь,

Который нравственность твоя укажет,

Чтоб охранить обоих.

 

ОФЕЛИЯ

Да, мадам.

 

Гертруда уходит.

 

ГАМЛЕТ

(в сторону)

Единственное, что мешает нам

Стремиться к неизбежному финалу, —

То, что не знаем мы, какие сны

Придут во сне к тому, кто не проснется,

И потому оттягиваем смерть

Бессмысленным затягиваньем жизни.

Иначе кто сумел бы пережить

Бессилье прав под властью беззаконья,

Трагедию отвергнутой любви,

Цинизм тоталитарного режима

И подчиненье умных дуракам —

Кто согласился бы терпеть все это

И не признался сам себе, что, чем

Кряхтеть под грузом жизни, легче сдохнуть,

Когда бы страх таинственной страны,

Которой нет на карте и откуда

Никто назад дороги не нашел,

Не отговаривал нас от обмена

Того, что есть, на неизвестно что?

 

ПОЛОНИЙ

Офелия, гуляй. — Вы, государь мой,

Покуда спрячьтесь тут. — А ты читай, —

Чтоб не подумали, что ты скучаешь

Одна. Лишь сделай благородный вид —

Доказано наукой — черт поверит,

Что ты святая.

 

КЛАВДИЙ

(в сторону)

Так оно и есть.

Меня сразило это замечанье.

Лицо старухи, скрытое от глаз

Слоями грима, не настолько мерзко,

Как суть моя под внешностью моей.

 

ГАМЛЕТ

(в сторону)

Так нас пугает смутность перспективы,

И благородной смелости порыв,

Удержанный сознаньем, затухает,

А то, что нужно было совершить

Без рассуждений и обоснований,

Мы все откладываем на потом.

 

ПОЛОНИЙ

(Клавдию)

Его шаги — милорд, скорее прячьтесь.

 

Клавдий и Полоний уходят.

 

ГАМЛЕТ

Но стоп. Офелия, ты, я надеюсь,

Сумеешь замолить мои грехи.

 

ОФЕЛИЯ

Милорд, скажите, с вами все в порядке?

 

ГАМЛЕТ

Спасибо, да. В порядке. В полном. Все.

 

ОФЕЛИЯ

Милорд, те вещи, что вы мне дарили,

Я вам давно хотела возвратить —

Вы примете их?

 

ГАМЛЕТ

Нет, я не имею

К ним никакого отношенья.

 

ОФЕЛИЯ

Принц,

Имеете: вы их преподносили

Мне в упаковке драгоценных слов,

И было неизвестно, что дороже.

Слова подешевели — я должна

Вам честно возвратить долги сполна.

Вот, заберите.

 

ГАМЛЕТ. Вы, значит, честная девушка?

ОФЕЛИЯ. А что, есть сомнения?

ГАМЛЕТ. И привлекательная при этом?

ОФЕЛИЯ. Милорд, это вы о чем?

ГАМЛЕТ. Это я о том, что, если вы честная и при этом еще и привлекательная, вам придется выбирать одно из двух.

ОФЕЛИЯ. Вы считаете, что честность и привлекательность несовместимы?

ГАМЛЕТ. Конечно, и скорее привлекательность сведет свою подругу-честность на панель, чем сама чему-нибудь научится у честности. Не сомневайтесь: это давно предполагали, но теперь установили окончательно. А ведь было время, когда я любил вас.

ОФЕЛИЯ. Да, милорд, вы убеждали меня в этом.

ГАМЛЕТ. Вы поверили? Зря: от любви бывают только неприятности. Я вас не любил.

ОФЕЛИЯ. Тем хуже для меня.

ГАМЛЕТ. Шла бы ты в публичный дом: лучше грешить самой, чем производить на свет благочестивых грешников. Даже я, человек относительно порядочный, и то могу предъявить самому себе такие претензии, что лучше бы мне на свет не родиться: я высокомерен, злопамятен, амбициозен, и у меня в душе столько гнусных намерений, что моя мысль не успевает их обдумать, воображение не успевает их спланировать и мне просто не хватает времени, чтоб воплотить их. А я еще — не самый худший вариант. Встречаются скоты более крупные. Так что будь осторожна, не верь никому из мужчин. Иди лучше прямиком в дом терпимости. Кстати, где твой отец?

ОФЕЛИЯ. Дома, милорд, где же еще.

ГАМЛЕТ. Не будь дурой — запри его там, чтоб он не слишком светился в общественных местах. Счастливо.

ОФЕЛИЯ (в сторону). Вразуми его, Господи!

ГАМЛЕТ. Если выйдешь замуж, имей в виду: будь ты невинна, как лед, и чиста, как снег, все равно за шлюху примут. Лучше сразу в публичный дом — так честнее, по крайней мере. Все, пока. Да, если женишь на себе кого-нибудь, выбери полного идиота, потому что неполный догадается, что ты собираешься ему рога наставить. В публичный дом — и как можно скорее. Попутного ветра.

ОФЕЛИЯ (в сторону). Силы небесные, излечите его!

ГАМЛЕТ. Только, пожалуйста, без лицемерия: смотреть противно. Господь создал вас такими, какие вы есть, а вы вечно что-то из себя выделываете — ломаетесь, придуриваетесь, глаза к небу закатываете; чем женщина распутнее, тем больше строит из себя неприступную невинность. Нет, хватит с меня: на этом деле я стал инвалидом. Отныне институт брака упраздняется: кто на данный момент был женат, пускай живут — все, кроме одного, — для остальных проход закрыт. В публичный дом — милости просим.

 

Уходит.

 

ОФЕЛИЯ

Какой высокий ум повержен в прах!

Характер, страсть, талант, язык и внешность

Героя, на которого страна

Свои надежды возлагать привыкла, —

Куда пропало все в один момент?

А мне, несчастнее которой нету,

Отведавшей его признаний мед,

Легко ль смириться с тем, что светлый разум,

Как сломанный орган, теряет строй,

А облик юности в ее расцвете

Безумием распада подменен?

И это прежний Гамлет? Нет, не он.

 

Входят Клавдий и Полоний.

 

КЛАВДИЙ

Мотив его дурного поведенья —

Все, что угодно, только не любовь,

И речь его не больно-то безумна.

В своей душе он что-то затаил —

Пока неясно, что, но явно что-то

Опасное, и, чтоб опередить

Его активность, я приму такое

Решенье: в Англию поедет он

Немедленно, чтобы собрать налоги.

Пускай другие страны и моря

Ему доставят массу ощущений,

Проветрят захламленные мозги,

Которые его лишают сходства

С самим собой. Я верно рассудил?

 

ПОЛОНИЙ

Вы верно рассудили, я же склонен

Считать, что у него одна беда —

Неразделенная любовь. — Не так ли,

Офелия? Молчи: я слышал все,

Что Гамлет говорил. — Решайте сами,

Мой государь, но я бы предложил,

Чтоб королева после представленья

Попробовала допросить его

С пристрастием, а я бы их подслушал.

Когда и этот номер не пройдет,

Тогда сдаюсь — пусть в Англию отъедет

Иль к черту на кулички.

 

КЛАВДИЙ

Да, пора

Ему понять, что кончена игра.

 

Входят Гертруда, Гамлет, Горацио и дурак.

 

Как поживает младший брат наш Гамлет?

 

ГАМЛЕТ. Так, как положено младшему брату: смотрю на все, что прибрал к рукам старший, и облизываюсь.

КЛАВДИЙ. Это ответ не по адресу, Гамлет, я не могу принять его на свой счет.

ГАМЛЕТ. На свой счет вы уже столько приняли, что закуски не хватит. — А вы, милорд, однажды, как я слышал, приняли участие в студенческом спектакле?

ПОЛОНИЙ. Да, милорд, и выступление было признано удачным.

ГАМЛЕТ. Кого же вы играли?

ПОЛОНИЙ. Я играл Юлия Цезаря, и меня убили в кульминационный момент пьесы: Брут меня убил.

ГАМЛЕТ. На месте Брута я бы десять раз подумал, прежде чем убивать вас в кульминационный момент. — Готовы актеры?

ДУРАК. Да, милорд, они ждут вашего сигнала к началу.

ГЕРТРУДА. Иди ко мне, мой милый Гамлет, садись рядом.

ГАМЛЕТ. Нет, мама, здесь есть нечто более соблазнительное.

ПОЛОНИЙ (Клавдию). Ну, что я говорил?

ГАМЛЕТ. Леди, позвольте на ваши колени…

ОФЕЛИЯ. Нет, милорд.

ГАМЛЕТ. В смысле — голову положить?

ОФЕЛИЯ. Да, милорд.

ГАМЛЕТ. А вы что подумали?

ОФЕЛИЯ. Да ничего я не подумала, милорд.

ГАМЛЕТ. Между ног девушки — самое лучшее место.

ОФЕЛИЯ. Что, милорд?

ГАМЛЕТ. Ничего.

ОФЕЛИЯ. Все шутите, милорд?

ГАМЛЕТ. Кто, я?

ОФЕЛИЯ. Да, милорд.

ГАМЛЕТ. Работа такая. Ничего другого мне не остается: посмотрите, в каком здоровом возбужденье моя мать, а мой отец всего два часа как умер.

ОФЕЛИЯ. Нет, милорд, — два месяца.

ГАМЛЕТ. Так давно? Жалко: придется снять все черное и облачиться в меха. Боже ты мой, умер два месяца назад и до сих пор не забыт? Наверно, память о великом человеке держится целых полгода после его смерти, да и то лишь при условии, что он успел пожертвовать свой капитал на строительство храма, — иначе ему уготована лошадиная эпитафия:

Покойся с миром, верный друг,

Свой долг исполнил ты:

Прошел отважно жизни круг

До финишной черты. —

Пьеса воспроизводит обстоятельства убийства, совершенного в Вене: Гонзаго — так зовут правителя, Баптиста — его жена. Вы увидите: это подлая интрига, — но нам-то что? Вашего величества и нас, у кого совесть чиста, это никак не затронет: пусть дергается тот, кому больно, — мы в порядке, и слава Богу.

 

На сцене появляется Луциан.

 

Это некий Луциан, племянник короля.

ОФЕЛИЯ. Вы неплохой конферансье, милорд.

ГАМЛЕТ. Вы оценили бы мой конферанс по достоинству, если б мне пришлось комментировать половой акт.

ОФЕЛИЯ. Милорд, я устала от ваших острот.

ГАМЛЕТ. Вы бы испытали всю остроту ощущений, если б решились притупить мое главное оружие.

ОФЕЛИЯ. Это совсем ни в какие ворота не лезет.

ГАМЛЕТ. Свои ворота вы откроете законному супругу. — Он отравляет его в саду, чтобы завладеть его имуществом. История смерти Гонзаго выходила на итальянском языке. Сейчас вы увидите, как убийца обольщает вдову убитого.

ОФЕЛИЯ. Король встает!

ГАМЛЕТ. В штаны наложил?

ГЕРТРУДА. Милорд, что с вами? Вам плохо?

ПОЛОНИЙ. Спектакль окончен.

КЛАВДИЙ. Добавьте света, пожалуйста. Я хочу выйти.

ПОЛОНИЙ. Света добавьте!

Все, кроме Гамлета и Горацио, уходят.

 

ГАМЛЕТ

Судьба сражает наповал —

Ты не кляни ее:

Скажи себе, что проиграл,

И получи свое.

Как вы считаете, сэр, мой литературный талант позволит мне в случае нужды устроиться штатным сотрудником бродячей труппы?

ГОРАЦИО. На полставки.

ГАМЛЕТ. Нет, на полную:

Все, чем страна гордилась встарь,

С тех пор пошло на слом,

Как Богом данный государь

Был заменен… его достойным преемником.

ГОРАЦИО. «Преемник» не влез в стихотворную строчку.

ГАМЛЕТ. Горацио, каждое слово призрака стоит тысячу фунтов. Ты обратил внимание?

ГОРАЦИО. Трудно было не заметить, милорд.

ГАМЛЕТ. На словах об отравлении.

ГОРАЦИО. Реакция была однозначной.

ГАМЛЕТ. Маэстро, музыку!

Когда не нравится произведенье…

Оно не производит впечатленья.

Ну, где же аккомпанемент?

 

Входит Полоний.

 

Благослови вас Бог, сэр.

ПОЛОНИЙ. Милорд, с вами хочет говорить королева, причем безотлагательно.

ГАМЛЕТ. Посмотрите: вон то облако очень напоминает верблюда, не правда ли?

ПОЛОНИЙ. Клянусь мессой, — очень сильно напоминает верблюда.

ГАМЛЕТ. Нет, скорее горностая.

ПОЛОНИЙ. Изгиб спины — как у горностая.

ГАМЛЕТ. Или как у кита?

ПОЛОНИЙ. Или как у кита.

ГАМЛЕТ. Ну что ж, пойду нанесу визит моей матери. — С ума сойдешь с этими дураками. — Я уже иду.

ПОЛОНИЙ. Я так и передам. (Уходит.)

 

ГАМЛЕТ

Легко сказать: уже.

Уже настала колдовская ночь:

Гробы открылись, выпустив дыханье

Проснувшегося ада в этот мир.

В такую ночь напиться свежей крови

Естественно, как днем — глотнуть воды.

Общенье с матерью в такое время

Во мне Нерона может пробудить,

И если мне изменит чувство меры,

То обвиненье превратится в казнь.

Язык мой, удержи меня от действий:

Какое наказанье ни назначь —

Я только прокурор, а не палач.

 

Уходит. Входят Клавдий и Полоний.

 

ПОЛОНИЙ

Милорд, он к матери своей сейчас

Придет; я спрячусь за ковром персидским,

Чтоб наблюдать процесс: она ему

По полной вломит, но, как вы сказали, —

И правильно, — так как любая мать

В плену у материнского инстинкта,

Ей безраздельно доверять нельзя.

Надеюсь, что смогу еще сегодня

Представить свой доклад.

 

КЛАВДИЙ

Спасибо, друг.

 

Полоний уходит.

 

Неправедный поступок дурно пахнет,

И эта вонь преследует меня,

Не отпуская. Я — убийца брата,

И пусть об этом знаю я один,

Тревожная раздвоенность сознанья

Напоминает всякий раз о том,

О чем бы мне не следовало помнить.

 

Входит Гамлет.

 

ГАМЛЕТ

(в сторону)

Ну здрасте, на ловца и зверь бежит.

И что теперь прикажете мне делать —

Убить его исподтишка, пока

Он безоружен и никто не видит,

И гордо отрапортовать о том,

Что мировой порядок восстановлен?

 

КЛАВДИЙ

(в сторону)

Как будто руки до сих пор в крови

И никакой божественный источник

Не может смыть ее. Зачем Господь

Предпочитает даровать прощенье

Тому, кто ничего не совершал?

И для чего придумана молитва,

Когда ее не слышат наверху

И не дают ответа? Кто поможет

Слова к такой молитве подобрать?

«Прошу простить мне грязное убийство»?

Но ведь в моем распоряженье все,

Что я убийством этим заработал, —

Богатство, власть, корона и жена —

Украл и возвращать не собираюсь.

 

ГАМЛЕТ

(в сторону)

Да он же первый поблагодарит

Меня за то, что я его отправил

На небо в тот момент, когда он сам

Смиренно выторговывал прощенье

У Господа, и, если я хочу

Остаться в рамках правового поля,

Я не имею права убивать.

 

КЛАВДИЙ

(в сторону)

Зачем пытаться искупить свой грех,

Когда дешевле просто откупиться?

В продажном мире на преступный мир

Работает судебная система —

Не по карману нам небесный суд:

Там следствие ведется по закону,

И то, что мы скрывали от других,

Бесстыдно вылезает на поверхность.

Когда мы каемся и вновь грешим,

То грош цена такому покаянью.

А впрочем, может быть, еще не все

Потеряно и я еще сумею

Вернуть все то, чего я сам себя

Лишил, пока присваивал чужое?

Ну что я должен заплатить за то,

Чтоб знать, что больше ничего не должен?

(Становится на колени.)

 

ГАМЛЕТ

(в сторону)

Нет, надо брать преступника с поличным.

Для этого придется подтолкнуть

Убийцу к совершенью преступленья,

Подобного тому, что он уже

Однажды совершил, — пусть все увидят,

Какой подонок управлял страной, —

Он этим самым даст мне подходящий

Предлог для выполненья моего

Нелегкого общественного долга. —

Молись: осталось ждать совсем недолго.

 

Уходит.

 

КЛАВДИЙ

Своим молитвам я не верю сам —

Зачем неправду слушать небесам!

Уходит.

 

Действие второе

 

Входят Гертруда и Полоний.

 

ПОЛОНИЙ

Прошу вас, приведите принца в чувство:

Скажите, что он всем осточертел

Своей игрой в ужасного ребенка

И вы не в силах больше покрывать

Его. Я буду рядом.

 

ГАМЛЕТ

(за сценой)

Мама, где ты?

 

ГЕРТРУДА

Он на подходе. Прячьтесь за ковер.

 

Полоний скрывается. Входит Гамлет.

 

ГАМЛЕТ

О чем ты говорить со мной хотела?

 

ГЕРТРУДА

Тебе не жалко твоего отца?

 

ГАМЛЕТ

А моего отца тебе не жалко?

 

ГЕРТРУДА

Ты мне даешь бессмысленный ответ.

 

ГАМЛЕТ

Не задавай двусмысленных вопросов.

 

ГЕРТРУДА

Да что с тобой?

 

ГАМЛЕТ

А что со мной?

 

ГЕРТРУДА

Ты что,

Не узнаешь меня?

 

ГАМЛЕТ

Вы — королева,

Супруга брата мужа своего

И мать моя по недоразуменью.

 

ГЕРТРУДА

Тогда с тобой поговорят не здесь.

 

ГАМЛЕТ

Сидите — вам придется задержаться:

Я вас заставлю в зеркало взглянуть,

В котором отразится все, что скрыто

Внутри.

 

ГЕРТРУДА

Ты что, решил меня убить?

На помощь! Кто-нибудь!

 

ПОЛОНИЙ

(в укрытии)

Сюда! На помощь!

 

ГАМЛЕТ

Единственное средство против крыс —

Уничтоженье.

(Протыкает ковер.)

ПОЛОНИЙ

(за ковром)

А!

 

ГЕРТРУДА

Что это было?

 

ГАМЛЕТ

Пока не знаю: это кто — король?

 

ГЕРТРУДА

Ты совершил чудовищную глупость.

 

ГАМЛЕТ

Еще глупее — короля убить

И с королевским братом в брак вступить.

 

ГЕРТРУДА

Какого короля?

 

ГАМЛЕТ

А вы не в курсе?

(Подворачивает ковер и видит Полония.)

Ах, это ты, приятель, — извини:

Я, признаюсь, слегка погорячился,

Но ты напрасно влез в наш разговор. —

Продолжим. Не заламывайте руки:

Проверим ваше сердце на излом —

Надеюсь, что оно не зачерствело,

Как в камень превращающийся хлеб,

Совсем негодный для употребленья.

 

ГЕРТРУДА

Хотелось бы узнать, за что должна

Терпеть я эту грубость?

 

ГАМЛЕТ

За поступок,

Который скромность грязью обдает,

Равняет добродетель с лицемерьем,

На лоб любви спешит влепить клеймо

Продажности, а свадебную клятву

Торговой сделкой объявить, контракт —

Свидетельством законного обмана,

Религию — сплошной галиматьей

Дежурных заклинаний, — небо прячет

Лицо за занавеску облаков,

Испытывая страшную неловкость

За ваш поступок.

 

ГЕРТРУДА

Может быть, пора

От оглавленья перейти к сюжету?

 

ГАМЛЕТ

Сюжет известный: вот два короля —

Родные братья — только разной масти.

Сравните их: один, как Аполлон,

Красив и, как Юпитер, благороден;

Величествен и яростен, как Марс,

И статен, как Меркурий, что на землю

Был послан волю неба сообщить, —

Чудесный сплав всех мыслимых достоинств,

Божественное воплощенье свойств,

Присущих настоящему мужчине, —

Вот ваш супруг. А этот ваш супруг —

Карикатура на того супруга,

Испорченная копия его.

Глаза протрите — будет лучше видно, —

Конечно, если есть у вас глаза.

Любовь тут ни при чем: ваш зрелый возраст

Уже давно рассудку подчинил

Звериные инстинкты, а рассудок

Способен разобраться, кто есть кто.

Вы, верно, находились под влияньем

Частичного микроинсульта чувств,

Иначе б чувства помогли вам сделать

Достойный выбор между двух мужей,

Настолько непохожих друг на друга,

Что только дьявол мог попутать вас:

Глухой увидел бы, слепой услышал,

Слепоглухонемой унюхал вонь,

Лишенный чувств потрогал бы на ощупь

И ощутил, что что-то тут не так.

Чего стыдиться, если ад кромешный

В приличной женщине сумел разжечь

Огонь неутолимого влеченья

И, стыд расплавив в скользкое желе,

Пустить неукротимый пыл в атаку

На нравственность, чтоб пала чистота,

Отдавшаяся плотскому соблазну.

 

ГЕРТРУДА

Ну, хватит, Гамлет! Ты меня и так

Втоптал в такую грязь, что я не знаю,

Как мне теперь отмыться от нее.

 

ГАМЛЕТ

Зачем же было собственную душу

И тело добровольно отдавать

На поруганье…

 

ГЕРТРУДА

Я не собираюсь

Перед тобой оправдываться — ты

Напрасно распинаешься.

 

ГАМЛЕТ

…Убийце,

Который, как дешевый аферист,

Надеясь безнаказанно повысить

Свой социальный статус, обольстил

Вдову монарха, прихватив корону,

Чтоб на себя напялить…

 

ГЕРТРУДА

Замолчи!

 

ГАМЛЕТ

…И красоваться, как на маскараде…

 

Входит призрак.

 

Прикрой меня, небесный караул,

Щитом своих широких крыльев! — Что вам

На этот раз угодно?

 

ГЕРТРУДА

Он сошел

С ума.

 

ГАМЛЕТ

Напомнить мне, что я бездарно

Теряю время и ищу предлог

Отсрочить исполненье приговора?

Да?

 

ПРИЗРАК

Я пришел, чтобы вернуть тебя

На путь, ведущий к нашей общей цели.

Смотри: ты мать свою перепугал.

Стань между нею и воображеньем

Ее, способным душу замутить

От страха.

 

ГАМЛЕТ

Леди, с вами все в порядке?

 

ГЕРТРУДА

Со мной в порядке, Гамлет, а с тобой

Что происходит? Ты косишь глазами

Невесть куда и обращаешь речь

Невесть к кому, растрачивая силы

Невесть на что — на битву с пустотой,

На укрощенье собственных иллюзий,

Которые готовы заманить

Тебя в свои невидимые сети.

Не горячись: что ты увидел там?

 

ГАМЛЕТ

Как — что увидел? Я его увидел,

Его, чей скорбный вид исторг бы скорбь

Из камня, обладающего зреньем. —

Ну что ты смотришь? Твой немой укор

Меня скорее слезы лить заставит,

Чем утопить в крови мой страшный долг.

 

ГЕРТРУДА

Кому ты это говоришь?

 

ГАМЛЕТ

Вы разве

Не видите?

 

ГЕРТРУДА

Я вижу то, что есть.

 

ГАМЛЕТ

И кто тут есть?

 

ГЕРТРУДА

Есть ты и я — нас двое.

 

ГАМЛЕТ

Как — двое? Посмотрите: вот же он —

Отец, в своем прижизненном обличье, —

Вы видите? — ушел в дверной проем!

 

Призрак уходит.

 

ГЕРТРУДА

Твой мозг — в плену дурных галлюцинаций,

Как ты — в плену навязчивых идей

От нервного расстройства.

 

ГАМЛЕТ

От расстройства?

Мой пульс считает время, как и ваш,

В такт времени и не сбиваясь с ритма:

Я помню все, что я вам говорил,

Хотите — процитирую дословно.

Ей-богу, вам не следует питать

Иллюзий, что больное состоянье

Мое позволит оправдать ваш грех:

Не надо перекладывать проблему,

Которую вы создали себе,

Ни на кого другого. Вам придется

Покаяться во всем и обещать

Самой себе не повторить ошибок.

Простите, что читаю вам мораль

И проповедую, как в наше время

Учить других готов любой, кто сам

Не следует своим же поученьям.

 

ГЕРТРУДА

Ты сердце на две части разрубил.

 

ГАМЛЕТ

Так распрощайтесь с худшей частью сердца —

Оставьте только лучшую себе.

Не лезьте в койку к своему супругу —

Попробуйте порыв свой обуздать.

Сначала будет трудно с непривычки,

Но и привычку можно приучить

Служить тому, что надо, а не только

Тому, к чему не стоит привыкать.

Хоть не всегда полезно воздержанье,

Оно позволит чувства уберечь

От тягостной зависимости, ставшей

Тюремною надсмотрщицей чувств

И торжеством их дьявольской природы.

Спокойной ночи, леди. Если вам

Понадобится личный исповедник, —

Я здесь, к услугам вашим. — А его

(В сторону Полония.)

Мне очень жаль, но, видно, воля неба

Была на то, чтоб дать роль палача

Мне в свыше предначертанном спектакле.

За эту смерть придется заплатить

Без всяких скидок. Что ж, спокойной ночи.

Жестокости открыт текущий счет —

Еще немало крови натечет.

Готовьтесь, леди.

 

ГЕРТРУДА

Что могу я сделать?

 

ГАМЛЕТ

Все, что угодно, — лишь бы вам самой

Поступки ваши не были противны:

Пускай король положит вас к себе

В кровать, как куклу; нежно поцелует,

Начнет ласкать словами и рукой,

А вы ему за это расскажите

Все, что сейчас узнали от меня, —

Что я не псих, а только притворяюсь,

Что псих, и затаил какой-то план, —

Прекрасной королеве не пристало

Скрывать от этой жабы свой секрет.

Зачем, — не стоит слушаться рассудка:

На крышу влезьте, выпустите птиц

Из клетки на простор, как обезьяна,

Та, что решила опыт повторить

И, лапами взмахнув, упала с крыши.

 

ГЕРТРУДА

Да я не собираюсь выдавать

Тебя твоим врагам — нет, я хотела

Спросить, чем я могу тебе помочь.

 

ГАМЛЕТ

Меня решили в Англию отправить.

 

ГЕРТРУДА

Да, как же я забыла, это так.

 

ГАМЛЕТ

Убитый этот явится предлогом

Для моего отъезда. Я его

Снесу на склад. Спокойной ночи, мама.

Покойный горд и важен, как орел, —

При жизни он себя иначе вел. —

Позвольте, сэр, вас проводить до двери. —

Спокойной ночи, мама.

 

Уходит, утаскивая труп Полония. Входят Клавдий и придворные.

 

КЛАВДИЙ

Переживания нельзя держать

В себе — их надо выпустить наружу.

Что вас так беспокоит? Где ваш сын?

 

ГЕРТРУДА

(придворным)

Вы не могли бы подождать за дверью?

 

Придворные уходят.

 

Какой кошмар! Не знаю, как сказать.

 

КЛАВДИЙ

Что с Гамлетом, Гертруда?

 

ГЕРТРУДА

Он бушует,

Как море с ветром, что ведут борьбу

За превосходство: в яростном припадке,

Услышав шевеленье за ковром,

Он шпагу выхватил и, крикнув: «Крыса,

Тебе конец», — безжалостно вонзил

В то место, где Полоний притаился.

 

КЛАВДИЙ

Будь я на этом месте — он меня

Убил бы: он готов убить любого,

Кто подвернется под руку ему.

А я теперь оправдываться буду

В том, что обязан был предотвратить

Подобное развитие событий, —

Не умиляться шалостям его,

А сразу изолировать больного.

Мы вместо этого его болезнь

Загнали в глубину, чем навредили

Ему не меньше, чем самим себе.

 

ГЕРТРУДА

Он осознал весь ужас положенья,

В которое себя поставил сам

Своим поступком, и, над мертвым телом

Сказав немало покаянных слов,

Унес его куда-то.

 

КЛАВДИЙ

Нам придется

Нелепое убийство оправдать

В глазах общественности и отправить

Виновного подальше от греха.

Пойдем и всех оповестим, Гертруда,

О том, что мы решили предпринять

В связи с произошедшим. От злословья,

Способного пробить любой форпост

Своим кипящим завистью зарядом,

Таким путем себя мы защитим

И вовремя укроемся от взрыва.

Идем. — Я жив, а на душе паршиво.

 

Гертруда уходит. Входит придворный.

 

Убийцу и убитого найдут.

Опасно, что виновный на свободе,

Но мы не можем применить закон

К тому, кто пользуется уваженьем

Широких масс, — они нас не поймут:

Они решат, что мы с ним сводим счеты

Под видом правосудья. Мы его

Отправим в ссылку, а народу скажем,

Что это плановый визит. Лечить

Болезнь такую надо радикально,

Тут психотерапия не пройдет. —

 

Входит второй придворный.

 

Ну, что?

 

ПРИДВОРНЫЙ

 

Милорд, он нам не признается,

Куда он спрятал труп.

 

КЛАВДИЙ

А самого

Себя куда он спрятал?

 

ПРИДВОРНЫЙ

Он за дверью —

Под стражей.

 

КЛАВДИЙ

Позовите.

 

Придворный уходит и возвращается вместе с Гамлетом.

 

Гамлет, где Полоний?

ГАМЛЕТ. На ужине.

КЛАВДИЙ. На ужине? А конкретно?

ГАМЛЕТ. Конкретно не там, где он сам ест, а там, где его самого едят, — на сборище проголодавшихся червей. В гастрономическом плане земляной червь — всем королям король. Мы набиваем жиром всякую скотину, которую потом сжираем, чтобы нас самих в конце концов сожрали земляные черви. Жирный король и постный нищий — всего лишь два блюда в одном меню.

КЛАВДИЙ. Печально.

ГАМЛЕТ. Червяка, питавшегося королем, скормили рыбе, чтоб ее поймать, и съели эту рыбу.

КЛАВДИЙ. О чем ты?

ГАМЛЕТ. О том, что нищий сожрал короля.

КЛАВДИЙ. Где Полоний?

ГАМЛЕТ. На небе, — можете проверить: если ваши слуги не обнаружат его там, значит, вам придется отправиться за ним в другое место. В любом случае, через месяц вы почувствуете его запах из-под лестницы в вестибюле.

КЛАВДИЙ (придворному). Посмотрите там.

ГАМЛЕТ (придворному). Можете не торопиться: он не убежит.

 

Придворный уходит.

 

КЛАВДИЙ

То, что ты сделал, Гамлет, поразило

Нас всех, и, чтоб скандала избежать,

Тебе придется Данию покинуть

Без промедленья, так что соберись

В дорогу: ждет корабль, и дует ветер, курс —

На Англию.

 

ГАМЛЕТ

На Англию?

 

КЛАВДИЙ

Да, Гамлет.

 

ГАМЛЕТ

Придумано неплохо.

 

КЛАВДИЙ

Ты бы так

Сказал, когда б узнал наш план в деталях.

ГАМЛЕТ. Благородство ваших далеко идущих замыслов видно невооруженным глазом. — Но в путь: курс — на Англию! — Прощай, мама.

 

КЛАВДИЙ

Нет, Гамлет: я — твой любящий отец.

ГАМЛЕТ. Какая разница: отец и мать — муж и жена, муж и жена — одна плоть, так что прощай, мама. — Итак, вперед — в Англию! (Уходит.)

 

КЛАВДИЙ

А что касается тебя, король

Английский, — строго между нами: если

Ты не намерен получить опять

По морде от ближайшего соседа,

Которому исправно платишь дань, —

То прочитай мое письмо и сделай,

Что я прошу, — немедленно убей

Того, кого к тебе я посылаю

На смерть, пытаясь жизнь свою спасти

Таким леченьем страшным: никакое

Другое средство мне не даст покоя.

 

Уходит. Входят Гертруда, Офелия и Горацио.

 

ОФЕЛИЯ

Вы разрешите мне пройти к ее

Величеству?

 

ГЕРТРУДА

Офелия, что с вами?

 

ОФЕЛИЯ

(поет)

А каков он из себя,

Этот ваш жених? —

Он с паломниками шел —

Где-то среди них.

 

ГЕРТРУДА

Что значат эти странные слова?

 

ОФЕЛИЯ

Дослушайте — и вам все станет ясно.

(Поет.)

Умер, леди, он давно,

Умер и зарыт.

Ваш жених нашел покой

Средь могильных плит.

Вот так.

 

ГЕРТРУДА

Офелия…

 

ОФЕЛИЯ

Еще не все.

(Поет.)

Простыня, как снег в горах,

Спрятала его…

 

Входит Клавдий.

 

ГЕРТРУДА

Милорд, взгляните, я вас умоляю.

 

ОФЕЛИЯ

(поет)

От него остался прах —

Больше ничего.

 

КЛАВДИЙ. Как ваше самочувствие, юная леди?

ОФЕЛИЯ. Ничего, спасибо. Дочь пекаря стала совой. Мы знаем, кто мы, но не знаем, кем мы можем стать. Приятного аппетита.

КЛАВДИЙ. Это она о своем отце.

ОФЕЛИЯ. Нет, не о нем; а если вас спросят, какой в этом смысл, можете ответить: (Поет.)

Я в Валентинов день приду

К тебе, любимый мой,

Меня увидишь ты в окно

И назовешь женой. —

Проснувшись, он в окно взглянул,

Увидев, дверь открыл,

И девственности он меня

В тот зимний день лишил.

КЛАВДИЙ. Бедная девочка.

ОФЕЛИЯ. Погодите, дальше будет еще круче: (Поет.)

Какого черта, черт возьми,

Все парни таковы?

Нарочно делаете нас

Посмешищами вы?

Пред тем, как стала я твоей,

Ты замуж звал меня. —

А он знаете, что отвечает:

(Поет.)

Прости, тебя я разлюбил

С того святого дня.

 

КЛАВДИЙ. И сколько это продолжается?

ОФЕЛИЯ. Да не беспокойтесь, все будет нормально. Не надо нервничать; но меня просто трясет от мысли, как холодно ему лежать в земле. Мой брат рано или поздно узнает обо всем. Благодарю вас за внимание. — Где моя карета? — Спокойной ночи, леди; спокойной ночи, милые леди, спокойной ночи, спокойной ночи. (Уходит.)

 

КЛАВДИЙ

Прошу, не оставляйте без присмотра

Ее. —

 

Горацио уходит вслед за Офелией.

 

Она отравлена тоской —

Переживает смерть отца. Гертруда,

Несчастья не снимают часовых

Поодиночке, а идут всем фронтом.

Считай сама: убит ее отец,

Твой непутевый сын отправлен в ссылку,

Бунтует взбаламученная чернь,

Полония кончину обсуждая

В подробностях; Офелия сошла

С колес, бедняжка, разум потеряла,

Дающий право людям от зверей

И от своих портретов отличаться;

Из Франции вернулся тайно брат

Ее, сидит в своем глухом подполье

И слушает наветы стукачей,

Которые рассказывают байки

Про то, как я его отца убил

Своей рукой и закопал поглубже,

Чтоб избежать огласки. Этот взрыв,

Боюсь, меня волной накроет скоро

По самую макушку.

 

Шум за сценой.

 

ГЕРТРУДА

 

Что за шум?

 

КЛАВДИЙ

Какого черта? Где моя охрана?

 

Входит придворный.

 

Что там случилось?

 

ПРИДВОРНЫЙ

Прячьтесь, государь,

Скорее прячьтесь: воды океана

Не затопляют берега с такой

Стремительностью и ожесточеньем,

С какой Лаэрт, идущий во главе

Мятежной клики, преодолевает

Препятствия, снося, как ураган,

Все нормы установленных традиций,

Как будто нами правит не закон,

А воля разгулявшихся бандитов,

Что выбрали Лаэрта королем.

 

ГЕРТРУДА

Лаэрта — королем? Совсем взбесились,

Отвязанная свора датских псов.

 

Входит Лаэрт.

 

ЛАЭРТ

 

Мое почтенье. — Ты, король,

Что сделал ты с моим отцом?

 

ГЕРТРУДА

Не надо

Так волноваться.

 

ЛАЭРТ

Если я сменю

Свой гнев на христианское смиренье,

Любой сопляк решит, что он меня

Унизить может, не рискуя жизнью.

 

Придворный уходит.

 

КЛАВДИЙ

Ты что, Лаэрт, мозги себе отбил? —

Оставь его, Гертруда, успокойся:

Он не такой дурак, чтобы пойти

На преступленье против государства

И заработать срок. — Ответь, Лаэрт,

Чем недоволен ты? — Не лезь, Гертруда. —

Смелее.

 

ЛАЭРТ

Что с моим отцом?

 

КЛАВДИЙ

Он мертв.

 

ГЕРТРУДА

Король не убивал его.

 

КЛАВДИЙ

Не надо

Суфлировать.

 

ЛАЭРТ

А кто его убил?

Клянусь — я все равно узнаю правду.

Мне наплевать на верность и на долг.

В болото набожность и к черту совесть.

Ни тело, ни душа мне не нужны,

Ни этот свет, ни тот не интересен.

Пусть будет то, что будет, — за отца

Я должен отомстить.

 

КЛАВДИЙ

И в чем проблема?

 

ЛАЭРТ

Ни в чем: все будет так, как я решил.

Когда есть цель, находятся и средства.

КЛАВДИЙ. И ты из всех возможных средств избрал

Сверженье короля — простейший способ

Всех под одну гребенку загрести

И всех карать по собственному вкусу?

 

ЛАЭРТ

Карать виновных.

 

КЛАВДИЙ

Где ты их искать

Намерен?

 

ЛАЭРТ

Вы поможете мне в этом,

Я полагаю.

 

КЛАВДИЙ

Ты заговорил

Как взрослый человек и как мужчина.

Я твоего отца не убивал

И сам по случаю в живых остался —

Лишь только в этом я и виноват.

Я расскажу тебе, как все случилось.

 

Уходят. Входят Горацио и пират.

 

ПИРАТ. Благослови вас Бог, сэр.

ГОРАЦИО. Равно как и вас.

ПИРАТ. Сэр, я на это всей душой надеюсь. Вот письмо для вас, сэр, — от посла, который плыл в Англию, — если, конечно, вас зовут Горацио.

ГОРАЦИО (читает). «Горацио, будь другом, проведи как-нибудь подателей сего послания к королю: у них для него письма. И двух дней не прошло после нашего отплытия, как на нас напало пиратское судно. Как нас ни подгоняла трусость, опасность перегнала ее, взяв на абордаж; я успел перебежать на вражескую территорию перед тем, как пираты ретировались, и таким образом оказался их единственной добычей. Они приняли меня со всей душевностью, на какую способны люди их профессии, но у них был свой расчет: теперь я их должник. Проследи, чтобы до короля дошло мое письмо, и спеши ко мне, словно бежишь от смерти: я сообщу тебе то, что могу сообщить только тебе и только с глазу на глаз. Эти ребята знают, где меня искать. Прощай. Навеки твой, как ты сам понимаешь, Гамлет».

Отдайте ваши письма адресату,

И соберемся в путь — к тому, кто вас

Просил сюда доставить их. Идемте. (Уходят.)

 

Входят Клавдий и Лаэрт.

 

КЛАВДИЙ

Ну вот, ты знаешь все и сам судить

Способен, виноват ли я, что шпага,

Которая направлена была

В меня, попала не по назначенью,

А в твоего отца.

 

ЛАЭРТ

Я одного

Не понимаю: как вы допустили,

Что тот, кто это сделал, избежал

Ответственности и наказан не был

По строгости закона?

 

КЛАВДИЙ

Для того

Есть две причины, может быть, не важных

На чей-то взгляд, но важных для меня.

Я не хочу заставить королеву

Страдать еще сильнее, чем она

И так страдает от его безумья.

Спокойствие жены дороже мне,

Чем следованье нормам правосудья.

А если б я решился возбудить

Процесс против него, — я не уверен,

Что все сошло бы гладко, ведь народ

Поддерживает принца, а с народом

Шутить опасно: стоит второпях

Принять непопулярное решенье —

В одно мгновенье тот, кто управлял

Страной, становится врагом народа.

 

ЛАЭРТ

Все это так, но мой отец убит,

Сестра сошла с ума от потрясенья,

Постигшего ее, — я не могу

Смотреть на это, зная, что убийца

Жив и здоров. Я отомщу ему.

 

КЛАВДИЙ

Я тоже не страдаю всепрощеньем

И не намерен оставлять все так,

Как есть, — поверь, я не сидел без дела

Все это время, — нет, я кое-что

Предпринял, и, надеюсь, очень скоро

Мне будет чем порадовать тебя.

Входит секретарь с письмами.

Что там?

 

СЕКРЕТАРЬ

Милорд, от Гамлета два срочных

Письма — для королевы и для вас.

 

КЛАВДИЙ

От Гамлета? Кто их принес?

 

СЕКРЕТАРЬ

Пираты,

Милорд, насколько я успел понять:

Мне Клавдио их передал.

 

КЛАВДИЙ

Давайте. —

Лаэрт, послушай.

(секретарю)

Можете идти.

 

Секретарь уходит.

 

(Читает.) «Ваше величество, спешу сообщить вам, что волна вынесла меня на берег вашего королевства. Надеюсь завтра предстать пред вами и, если вас это заинтересует, подробно отчитаться в обстоятельствах моего столь же нежданного, сколь и странного возвращения. Гамлет».

Опять загадки.

 

ЛАЭРТ

Главное, чтоб он

Не передумал и сюда явился,

А я не растеряюсь.

 

КЛАВДИЙ

Если ты,

Лаэрт, настроен действовать серьезно,

Ты разрешишь тобой руководить?

 

ЛАЭРТ

Да — при условии, что руководство

Ведет к победе, а не к сдаче в плен.

 

КЛАВДИЙ

Он сам сдается в плен, идя навстречу

Своей судьбе, которая его

Давно готова заключить в объятья,

Чтоб никогда из них не выпускать.

Нам нужно максимально элегантно

Втянуть его в смертельную игру

И незаметно передернуть карту.

 

ЛАЭРТ

Располагайте мной — я ваш партнер.

 

Входит Гертруда.

 

КЛАВДИЙ

А вот и королева. — Что случилось?

 

ГЕРТРУДА

Лаэрт, одно несчастье за другим

Идет, как соглядатай. Утонула

Твоя сестра.

 

ЛАЭРТ

Что? Утонула? Где?

 

ГЕРТРУДА

Ты знаешь иву, что над ровной гладью

Реки раскинула свою листву?

Туда пришла Офелия с гирляндой

Из белых маргариток и цветов,

Носящих неприличное названье

У пастухов, а девушки всегда

Их называли пальцами покойных.

 

Входит призрак Офелии.

 

ПРИЗРАК ОФЕЛИИ. Вот розмарин — от раннего склероза: прошу тебя, любимый, вспоминай меня; а это анютины глазки, — думай обо мне.

 

ГЕРТРУДА

Она хотела возложить венок

На крону ивы, но сломалась ветка,

Стряхнув ее в заплаканный ручей.

 

ПРИЗРАК ОФЕЛИИ. Еще рекомендую укроп и водосбор, могу предложить руту — ее еще называют воскресной травой. Вот маргаритка — фиалок, к сожалению, не осталось: они все увяли со смертью моего отца. Говорят, его кончина была весьма удачной: (Поет.)

Мой Робин любимый — вся радость моя.

 

ГЕРТРУДА

Одежда, как гигантская кувшинка,

Ее держала на воде — она

Мотив старинной песни вспоминала,

Как будто не боялась утонуть

Или сроднилась с водною стихией.

 

ПРИЗРАК ОФЕЛИИ

(поет)

Любимый, приди ко мне!

Я вижу тебя во сне.

В чужой стороне

Нашел ты покой

Лежишь ты в земле сырой.

Но в снах моих, как живой,

Ты вновь говоришь со мной.

Единственный мой,

Приди же ко мне

Законной твоей жене.

 

ГЕРТРУДА

Но платье, словно тонущий корабль,

Наполнившись водой, ее втянуло

В смертельный омут.

 

ПРИЗРАК ОФЕЛИИ. Помилуй господь несчастные души всех честных христиан. — спаси вас бог.

 

Уходит.

 

ЛАЭРТ

Утонула, да?

 

ГЕРТРУДА

Да, утонула, что еще тут скажешь.

 

ЛАЭРТ

Офелия, тебе воды и так

Достаточно, — не надо слез, но все же

Природа позволяет нам в слезах

Излить все то, чего должны стыдиться

Мы, чтобы уваженье сохранять

К самим себе. — Милорд, простите, — больше

Я вам не буду докучать своим

Присутствием.

 

Уходит.

 

КЛАВДИЙ

Пойдем за ним, Гертруда.

Я так старался гнев его смирить!

Теперь он может вспыхнуть с новой силой.

Последуем за ним.

 

Уходят. Входят: с одной стороны — дурак с лопатой, с другой — Гамлет и Горацио.

 

ДУРАК

(копает могилу и поет)

Пока растет в саду газон,

Идет за годом год.

Один сезон, другой сезон,

Глядишь — и жизнь пройдет.

 

ГАМЛЕТ (к Горацио). Он что, не понимает, что он делает, если может совмещать рытье могилы с мелодекламацией?

ГОРАЦИО. В жизни ко всему привыкаешь.

ГАМЛЕТ. Да, практическая деятельность отвлекает от ненужных мыслей.

 

ДУРАК

(поет)

Я в юности имел успех

И девушек любил —

На всех на них, на них на всех,

Казалось, хватит сил.

На всех на них, на них на всех,

Казалось, хватит сил.

Но жизнь прошла, и впереди

Не видно перспектив:

Пожил свое — переходи

По описи в архив.

Пожил свое — переходи

По описи в архив.

 

ГАМЛЕТ. Эй, дядя, чья это могила?

ДУРАК. Моя, сэр.

ГАМЛЕТ. Похоже, и вправду твоя, раз ты так глубоко в нее зарылся.

ДУРАК. Пока я в ней роюсь, — она моя, а когда зарою в нее вас, — будет ваша.

ГАМЛЕТ. Она не твоя и не моя, пока мы живы, — она для мертвых, а не для живых.

ДУРАК. Пока мы живы, мы живые, а как помрем, так сразу станем мертвыми, а кто раньше — вы или я — это как повезет.

ГАМЛЕТ. Но ты же роешь ее для конкретного человека, — кто он такой?

ДУРАК. Это вовсе и не он.

ГАМЛЕТ. Тогда кто она такая?

ДУРАК. А она не такая.

ГАМЛЕТ. Кто же та, которую должны похоронить?

ДУРАК. Та, которая была таковой, пока была жива, ныне же, упокой Господи ее душу, уже таковой не является.

ГАМЛЕТ. Этот интеллектуал точен в формулировках. Приходится выбирать выражения, иначе от него ничего не добьешься. Клянусь Богом, Горацио, в последние годы народ подозрительно быстро умнеет, — даже не знаю, чему приписать. — Сколько лет ты тут роешь могилы?

ДУРАК. Ровно столько, сколько прошло с того дня, когда родился молодой Гамлет, который теперь сумасшедший и отправлен в Англию.

ГАМЛЕТ. За что же его в Англию отправили?

ДУРАК. За то и отправили, что сумасшедший, — пусть полечится; а не вылечится — тоже не беда.

ГАМЛЕТ. Не беда?

ДУРАК. Конечно: там это позволительно, там все сумасшедшие, как он, — он никому мешать не будет.

ГАМЛЕТ. А как же он сошел с ума?

ДУРАК. Говорят, весьма неожиданно.

ГАМЛЕТ. Как — неожиданно?

ДУРАК. В один момент умом тронулся.

ГАМЛЕТ. На какой почве?

ДУРАК. На датской — какой же еще: я в этой почве с ранней юности, уж тридцать лет, копаюсь.

ГАМЛЕТ. И сколько времени человек пролежит в земле, пока не сгниет?

ДУРАК. Ну, если он не сгнил еще при жизни, — потому как в наше время не принято встречать свой смертный час в пристойном виде, — то в земле продержится лет восемь-девять; дубильщик кожи точно девять лет протянет.

ГАМЛЕТ. За что ему такая привилегия?

ДУРАК. За то, что собственная кожа у него дубленая и воду не пропускает, а мертвое тело разлагается под воздействием воды. Вот этот череп, например, пролежал в земле двадцать три года. (Выбрасывает череп.)

ГАМЛЕТ. Чей же это череп?

ДУРАК. Одного придурка — знаете, кого?

ГАМЛЕТ. Не представляю.

ДУРАК. Шутника, который как-то вылил мне на голову бутылку рейнского вина, сволочь. Это, сэр, череп Йорика, королевского шута.

ГАМЛЕТ. Этот?

ДУРАК. Этот, этот.

ГАМЛЕТ. Дай сюда. — Господи, Йорик! — А ведь я знал его, Горацио: это был человек редкого обаяния, с неиссякаемой фантазией, он сотни раз сажал меня к себе на плечи, а что осталось от него теперь — страшно подумать. — Что бы ты сказал, если б сейчас видел себя со стороны? Молчишь? Я дам тебе совет: когда встретишь красивую женщину, покажи ей, во что она превратится рано или поздно, — я тебя уверяю, — ей станет смешно.

 

Входят Клавдий, Гертруда, Лаэрт и Озрик за гробом Офелии.

 

Но что это: король и королева,

Придворные, — кого в последний путь

Так провожают нетрадиционно?

Виновник траурного торжества,

По-видимому, сам себя отправил

В загробный мир. — Офелия?

 

ГЕРТРУДА

(кладет цветы на гроб)

Прекрасной —

Прекрасное. Ты Гамлета женой

Могла бы стать, и я бы украшала

Цветами не могилу, а постель

Твою.

 

ЛАЭРТ

Да будет тот навеки проклят,

Кто в душу нежную твою проник,

Чтоб изнутри ее разрушить. — Стойте!

Я не успел сказать ей, что хотел.

(Прыгает в могилу.)

Теперь землей накройте нас обоих,

Пусть до небес растет могильный холм,

Чтоб превзойти вершину Пелиона

И синего Олимпа.

 

ГАМЛЕТ

Это кто

Здесь так страдает, что его стенанья

Способны задержать движенье звезд,

Их уподобив уличным зевакам?

Я, Гамлет Датский, жду ответа.

 

ЛАЭРТ

(бросаясь на Гамлета)

Ты

Его получишь, можешь быть уверен!

 

КЛАВДИЙ

Остановить их!

 

ГЕРТРУДА

Гамлет!

 

ОЗРИК

Господа!

 

ГОРАЦИО

Милорд, спокойно.

 

Лаэрта с Гамлетом разнимают.

 

ГАМЛЕТ

Мне на эту тему

Давно хотелось с ним поговорить,

И разговор нам предстоит серьезный.

 

ГЕРТРУДА

О чем, сынок? Что скажешь ты ему?

 

ГАМЛЕТ

Что сорок тысяч братьев всей совместной

Любовью не сумеют превзойти

Мою любовь к Офелии. — Что в память

О ней ты сделаешь?

 

КЛАВДИЙ

Он не в себе,

Не забывай, Лаэрт.

 

ГЕРТРУДА

Не надо, Гамлет!

 

ГАМЛЕТ

Ну, говори, что сделать ты готов?

Напиться? Голову посыпать пеплом?

Затеять драку? Крокодила съесть?

Всех оглушить своим истошным воплем?

В ее могилу прыгнуть напоказ

И быть зарытым вместе с ней? Я мог бы

Проделать то же самое. Ты тут

Кричал про холм могильный, — миллионом

Земельных акров придави меня,

Чтоб двести лет я разгребал завалы! —

Все это я умею, как и ты.

 

ГЕРТРУДА

Он бредит — надо переждать припадок,

Как шторм пережидают рыбаки,

Чтоб после шторма снова выйти в море.

 

ГАМЛЕТ

Сэр, не пора ли вам прийти в себя

И наконец вести себя достойно?

А впрочем, сколько волка ни корми,

Ему с волками лучше, чем с людьми.

 

Уходит.

 

КЛАВДИЙ

Горацио, прошу вас, позаботьтесь

О нем. —

 

Горацио уходит.

 

(Лаэрту.)

Все происходит так, как мы

Хотели: действие идет к финалу. —

(Гертруде.)

Мы сына твоего теперь возьмем

Под круглосуточное наблюденье

И все проблемы, связанные с ним,

Вполне благополучно разрешим.

 

Уходят. Входят Гамлет и Горацио.

 

ГАМЛЕТ

Я обещал, что расскажу тебе

Подробности морского приключенья.

 

ГОРАЦИО

Милорд, я с нетерпеньем жду.

 

ГАМЛЕТ

Так вот.

Я ночью выкрал у моих конвойных

Письмо и с интересом прочитал,

Что я — страшнейшее из всех созданий

Природы, враг обоих государств,

Которые должны помочь друг другу

В борьбе со мной и истребить меня,

Лишь явится возможность. А возможность

Явилась бы, когда бы я ступил,

Сойдя по трапу, на английский берег,

Где, не пройдя таможенный контроль,

Я должен был быть тут же обезглавлен.

 

ГОРАЦИО

Король сыграл как опытный игрок.

 

ГАМЛЕТ

Король сыграл как настоящий шулер:

Лишив меня отца и мать мою

Взяв силой и обманом, он пытался

Меня поймать, как рыбу на крючок,

И, вытащив на берег, взять за жабры —

Не получилось. Я его возьму

За жабры сам, чтоб он потрепыхался

Сначала, а потом затих.

Мне стыдно, что с Лаэртом я себя

Повел так глупо. Мы ведь с ним похожи,

Как близнецы, которых развела

Судьба, чтоб доказать неотвратимость

Того, что свыше суждено. Я с ним

Хотел бы помириться.

ГОРАЦИО. Тише. Кто там?

 

Входит Озрик.

 

ОЗРИК. Позвольте поздравить вас с возвращением в Данию, ваше высочество.

ГАМЛЕТ. Благодарю вас, сэр.

ОЗРИК. Милорд, его величество король просил передать вам, что рассчитывает на ваш успех в одном деле и даже побился об заклад…

 

Входят Клавдий и Лаэрт.

 

КЛАВДИЙ

(Лаэрту)

Мы обусловим время поединка,

Не станем затуплять одну из шпаг,

Ты выберешь ее, его заколешь,

Сам будешь удивлен, и все решат,

Что это лишь нелепая случайность.

ОЗРИК (Гамлету). Король, сэр, держит пари, сэр, что в состязании до двенадцати очков преимущество над вами Лаэрта не превысит трех ударов; это пари немедленно бы разрешилось, если бы вы, ваше высочество, соблаговолили ответить.

ГАМЛЕТ. А если б я ответил «нет»?

ОЗРИК. Я имел в виду, милорд, — если б вы ответили на вызов.

 

ЛАЭРТ

(Клавдию)

Чтобы случайность вдруг не сорвалась,

Я эту шпагу смажу жирным кремом.

Мне прописал какой-то шарлатан

Лекарство против всех земных страданий,

Которое, едва проникнув в кровь,

Не оставляет шансов на спасенье

От гибели мучительной тому,

Кто был уколот ядовитым жалом.

 

ГАМЛЕТ (Озрику). Сэр, я буду здесь гулять по залу; если угодно его величеству, — сейчас как раз подходящее время: пусть приносят шпаги, — я согласен быть предметом спора между юным джентльменом и королем и обещаю сделать все, чтоб оправдать доверие его величества, а если мне это не удастся, — что ж, тем хуже для меня.

ОЗРИК. Позвольте уверить вас в моей искренней преданности вашему высочеству.

ГАМЛЕТ. К вашим услугам.

 

Озрик уходит.

 

КЛАВДИЙ

(Лаэрту)

Ты прав: нам надо все предусмотреть

Заранее, иначе план наш лопнет,

Облив нас грязью с ног до головы.

Нет, этого мы допустить не можем.

В резерве надо что-нибудь еще

Иметь на случай, если не удастся

Осуществить задуманный маневр.

 

ГОРАЦИО (Гамлету). Милорд, вы проиграете это пари.

ГАМЛЕТ. Не уверен: пока он был во Франции, я серьезно готовился, предвидя, что мне предстоит с ним сразиться. Правда, у меня на сердце что-то неспокойно, но это пустяки.

ГОРАЦИО. Нет, милорд, совсем не пустяки.

ГАМЛЕТ. Глупости все это, — только женщины доверяют до такой степени своим предчувствиям.

ГОРАЦИО. Если ваш внутренний голос вас предостерегает, прислушайтесь к нему. Я пойду и скажу им, что все отменяется.

 

КЛАВДИЙ

(Лаэрту)

А, вот что: стоит только разогреться

Ему как следует, — а ты его

Заставишь, я уверен, шевелиться, —

Пусть жажду утолит моим вином —

Я угощу его крысиным ядом,

Чтоб ты не волновался.

 

ГАМЛЕТ (к Горацио). Ничего отменить не удастся: чему быть, того не миновать. Если не сразу, не в данный момент, то когда-нибудь после; если когда-нибудь после, то, значит, не сразу, но все равно когда-нибудь; а если сразу, то с этим уже ничего не поделаешь, остается одно — быть готовым. Если с собой на тот свет все равно ничего не возьмешь, то какая, в конце концов, разница, когда от этого всего освободишься — чуть раньше или чуть позже. Это уже не важно — пускай.

 

Входят Гертруда, Озрик и дурак.

 

КЛАВДИЙ

Я вас прошу пожать друг другу руки.

 

ГАМЛЕТ

(Лаэрту)

Простите, сэр, за то, что я был груб

По отношенью к вам, но вы ведь в курсе,

Что нервы не в порядке у меня

Уже давно и я не отвечаю

Иной раз за свои поступки. В том,

Что я вам сделал, виновата больше

Моя душевная болезнь, чем я.

Считайте, что не Гамлет оскорбил вас,

Поскольку Гамлет не совсем в себе,

И, значит, Гамлет не вполне виновен

В поступках, на которые его

Толкает воспаленное сознанье,

Чтоб окончательно лишить ума

И тем усугубить его проблемы.

ЛАЭРТ. Я зла на вас, поверьте, не держу

И принимаю ваши извиненья,

Но дело ведь не в том, что лично я

Испытываю лично к вам, а в том, что

Я вовсе не намерен нарушать

Привычных норм общественной морали

И должен поступать, как надлежит

В подобной ситуации.

 

ГАМЛЕТ

Согласен

И принимаю вызов на дуэль. —

Давайте шпаги. Я готов.

 

ЛАЭРТ

Я тоже.

 

КЛАВДИЙ

Раздайте шпаги, Озрик. — Гамлет, ты

О споре нашем знаешь?

 

ГАМЛЕТ

Да, я знаю,

Милорд, что вы хотите проиграть.

 

КЛАВДИЙ

Неправда, Гамлет, я надеюсь выиграть:

Ты наберешь достаточно очков.

 

ЛАЭРТ

(Озрику)

Нет, лучше дайте мне вот эту шпагу.

 

ГАМЛЕТ

А эту — мне, уж так и быть. Они

Не сильно различаются?

 

ОЗРИК

Не сильно.

 

Гамлет и Лаэрт готовятся к бою.

 

КЛАВДИЙ

На стол поставьте мне бутыль с вином.

При первом точном попаданье принца

В соперника — а также при втором

И третьем — пусть стреляют из орудий;

Король намерен тост произнести

Во здравье Гамлета, а в эту чашу

Пусть камень драгоценный упадет,

Который мог бы украшать корону

Монархов датских. Дайте чашу мне:

Пусть трубы и литавры сообщают

Артиллеристам, пушки — небесам,

А небеса — земле, что Гамлет близок

К победе. Судьи, будьте начеку.

 

Гамлет с Лаэртом фехтуют.

 

ДУРАК

(поет)

Судьба сражает наповал —

Ты не кляни ее:

Скажи себе, что проиграл,

И получи свое.

 

КЛАВДИЙ

Что ж, выпьем. Гамлет, вот твой приз бесценный,

Ты заслужил его. Возьми стакан.

 

ГАМЛЕТ

Спасибо, — не сейчас. Мы продолжаем.

 

Гамлет с Лаэртом фехтуют.

 

ДУРАК

(поет)

Лопата, заступ и мешок,

В котором в гроб кладут;

Осталось яму вырыть в срок —

Жильцу создать уют.

 

ГЕРТРУДА

Возьми платок мой, Гамлет, — вытри пот.

Я тоже выпью за твою удачу.

 

ГАМЛЕТ

Мерси, мадам.

 

КЛАВДИЙ

Тебе не стоит пить,

Гертруда.

 

ГЕРТРУДА

Почему? Мне лучше выпить.

(Пьет.)

 

КЛАВДИЙ

(в сторону)

Стакан с отравой! Поздно: ей конец.

 

ГАМЛЕТ

Мадам, я присоединюсь к вам позже.

 

ГЕРТРУДА

Иди — я оботру тебе лицо.

 

ЛАЭРТ

(Клавдию)

Ну что, милорд, пора?

 

КЛАВДИЙ

Тебе виднее.

 

ЛАЭРТ

(в сторону)

Одним убийцей больше — не беда.

 

Гамлет с Лаэртом фехтуют.

 

ДУРАК

(поет)

Покойся с миром, верный друг,

Свой долг исполнил ты:

Прошел отважно жизни круг

До финишной черты.

 

Лаэрт ранит Гамлета; они меняются шпагами, и Гамлет ранит Лаэрта.

 

ГОРАЦИО

И тот, и тот в крови. — Что происходит?

 

ОЗРИК

Лаэрт, что происходит?

 

ЛАЭРТ

Ничего

Особенного: я попал в ловушку,

Которую я сам соорудил.

 

Гертруда падает.

 

ГАМЛЕТ

 

Что с мамой?

 

КЛАВДИЙ

Обморок от вида крови.

 

ГЕРТРУДА

Неправда: я отравлена вином —

Вином вот этим, — Гамлет, дорогой мой…

(Умирает.)

 

ГАМЛЕТ

Вином отравлена? — Заприте дверь!

Мы выясним, кто этот отравитель.

 

ЛАЭРТ

Чего там выяснять — ты, Гамлет, сам

Отравлен так же, как и королева,

Смертельным ядом — несколько минут

Осталось жить тебе: вот эта шпага

В твоей руке, как жало у змеи,

Сражает навсегда одним уколом.

Мы все умрем, а виноват во всем

Один король: он это все придумал.

 

ГАМЛЕТ

Как жало у змеи? Змея всегда

Кусает тех, кто на нее наступит

(Закалывает короля.)

 

ОЗРИК

Измена!

 

КЛАВДИЙ

Помогите мне, прошу!

 

ГАМЛЕТ

Сейчас поможем: выпейте вот это,

Милорд, глотайте свой бесценный приз,

Он быстро действует — не беспокойтесь.

 

Клавдий умирает.

 

ЛАЭРТ

Он приготовил яд своей рукой.

Что ж, Гамлет, обменяемся прощеньем:

Пусть смерть моя и моего отца

Искуплены твоей кончиной будут.

 

Умирает.

 

ГАМЛЕТ

 

Дождись меня: я — следом за тобой. —

Горацио, я умираю. — Мама,

Прощай! — А вам, кто хочет, досмотрев

Все до конца, понять, в чем было дело,

Я мог бы это объяснить, но смерть,

Тюремный надзиратель, подгоняет

Меня — оставим так, как есть. — Ты жив,

Горацио, и обо мне составишь

Правдивый некролог.

 

ГОРАЦИО

Еще чего!

Я — древний римлянин, а не датчанин,

А здесь вино осталось.

 

ГАМЛЕТ

Если ты

Мужчина, — дай сюда стакан. О Боже,

Горацио, какой позорный шлейф

Потянется за мной, пока все скрыто!

Коль я тебе был дорог хоть чуть-чуть,

Еще чуть-чуть повремени с уходом,

Смердящей вонью мира подыши,

Чтоб рассказать о том, что тут случилось,

Во всех подробностях. На этом — все.

 

Умирает.

 

ГОРАЦИО

Мой благородный принц, усни спокойно:

Пусть ангелы возьмут тебя к себе,

И пусть узнает мир о том, что знаю

Пока лишь я один, — о череде

Трагических событий, что случились

По воле тех отчасти, кто хотел,

Чтобы они случились, а отчасти —

Помимо воли их и несмотря

На все попытки их предотвращенья.